По краю Енисейского кряжа


Участники поездки

 
 
 
Рулевой – Банин Александр
 
Пассажир – Щульцева Виталия

Второй пассажир – собака Каспер

Общие сведения

Даты проведения:15 - 29 августа 2012 года
Даты проведения водной части: 16 - 28 августа 2012
года

Фактические данные

Общие параметры водной части:

накатано 65 моточасов,

пройдено 974,68 км,

затрачено 206 л топлива.



Среднее ходовое время перехода: 8,86 ч/сутки
Средний расход топлива: 3,17 л/ч, 4,73 км/л (или 21,14 л на 100 км)
Средняя скорость движения: 15 км/ч
 

Предисловие

Географически маршрут проложен так, что он окружает Енисейский Кряж: река Вельмо начинается в котловине Заангарского плато и выходит на восточную границу Кряжа, участок нижнего течения Подкаменной Тунгуски ограничивает кряж с севера, а участок Енисея касается западной части кряжа, пересекая его в районе Щек.

В течение июня и июля температура в Сибири держалась на уровне 30С, и не было дождей. Все эти месяцы в районе планируемого путешествия, горел лес. Естественно, что такие погодные условия повлияли на уровень воды в реках и состояние лесов.

Схема маршрута путешествия. 
Синим цветом обозначен водный маршрут.
Красные точки - места ночевок.

Подготовка

Общее направление маршрута было задумано пару лет назад, но удачной идеи, совмещающей все желаемые параметры, не находилось. Первый опыт моторафтинга в облегченном варианте хотелось провести на гарантированно спокойных реках. Прорабатывались несколько вариантов, но основным пунктом при выборе конкретного маршрута оказался бюджет.

Подготовка к походу началась за 9 месяцев до планируемой даты. Определяющим фактором автономности, с возможностью глиссирования лодки, являлся вес загрузки лодки, поэтому были определены возможности по снижению веса: снижение веса снаряжения и избавление от избыточного веса пассажиров. В зимнее время пришлось заняться здоровым образом жизни и сбалансированным питанием. В результате, за 5 месяцев вес тела был приведен в норму. Другие члены команды также приложили аналогичные усилия с похожим результатом.

Был составлен список снаряжения, каждый пункт из него взвешивался на цифровых весах с ценой деления 100 г, после чего список корректировался, некоторые пункты заменялись на более легкие аналоги, некоторые исключались.
Единственным исключением стали раскладные алюминиевые кресла и столик. Это был элемент роскоши, которым мы жертвовать не захотели. Общий вес походной мебели не превышал 5 кг. 
Продукты подбирались с учетом их веса, удобства хранения и приготовления.

Вся одежда и спальные принадлежности были упакованы в компрессионные мешки, а потом в гермомешки. Собрана медицинская аптечка, с основным упором на нарушения работы ЖКТ и простудные заболевания.

Воду предполагалось фильтровать на месте, с последующим кипячением. На основании этого, с учетом расхода газа, был определен необходимый запас газовых баллонов. В качестве подстраховки, предполагалось использовать бензин вместо газа.

В итоге, был скомплектован набор для полностью автономного существования в течение двух недель в предполагаемых условиях с нижней границей температур от -5С.

В лодочный мотор был установлен топливный фильтр тонкой очистки от впрысковой машины. Также, была изготовлена защита винта. В поездку дополнительно брались два запасных винта с разным шагом,  ножовка по металлу с несколькими полотнами, напильник и пассатижи.

Для лодки были сшиты мягкие подушки на сиденья и система крепления груза, которая удерживала груз от продольного смещения. Также для
экстремальных условий был сшит спальный мешок для собаки. Были использованы не впитывающие воду ткани и материалы. Конструкция полностью оправдала себя в походе.

За несколько дней до отъезда была проверена машина. В итоге, перед поездкой пришлось менять колесные ступичные подшипники в одном колесе.

Дневник путешествия

15 августа

Выезд из Новосибирска состоялся около 6 утра. Несмотря на ранее утро, машин в городе было уже много. Перед самым выездом начался дождь. В утренних сумерках, с трудом разглядывая дорогу среди машин, через калейдоскоп капель воды на стекле, которые отсвечивали огоньками разных цветов, мы пробирались к выезду из города.

Между городами дорога была относительно свободной. В Кемерово мы, снова, влились в городской поток, который зажал и протащил нас по городу, после чего выдавил на трассу М53.  

Дальнейший путь прошел без особых событий. На въезде в Ачинск мы пообедали в кафе, купили несколько пирожков в дорогу и двинулись в сторону Красноярска. Периодически шел дождь. За  этот день нам необходимо было покрыть максимальное расстояние, чтобы на следующий день 
к обеду добраться до Енисейска, как и было спланировано. На объездной Красноярска мы не разглядели указателя на северное направление, поэтому на Енисейскую трассу выбирались окольными дорогами через Творогово. Проехав Творогово, я позвонил Егору, который подрядился забросить нас до реки Вельмо, и сообщил, что мы пребудем в Енисейск к обеду следующего дня. Егор живет в Северо-Енисейском, и ему нужно было выезжать заблаговременно, чтобы добраться до Енисейска к условленному времени.

Выехав на Енисейскую трассу, мы заметили, что цены на бензин сразу подскочили на рубль. Отъехав на 50 км севернее Красноярска, мы остановились на ночевку недалеко от дороги в лесополосе.

16 августа

Ночью шел мелкий дождик. Встали в 7 утра. На востоке пробивалось сквозь облака солнышко. Позавтракали, собрали вещи и поехали дальше. Около 12 часов, когда мы проезжали Галанино, позвонил Егор и сообщил, что уже ждет нас в Енисейске. Договорились созвониться снова, как только мы доберемся до города. За Казачинским дорога пошла по берегу Енисея, периодически углубляясь в пролески. По пути мы пообедали в кафе “Евразия”, в одном из многочисленных поселков, расположенных на берегу реки.

Чем дальше мы отъезжали  от Красноярска, тем хуже становилось качество дороги. Приходилось очень интенсивно работать рулем и тормозами, поскольку каждую сотню метров дорога поворачивала. Средняя скорость движения упала до 40 км/ч. Во время проезда Лесосибирска, начался проливной дождь, который вызвал заторы. Лесосибирск мы проезжали в длинной процессии машин. В итоге путь от Галанино до Енисейска занял два часа.

Вот, наконец, и долгожданная табличка. На въезде в Енисейск проезжаем мимо военной части. За высоким забором видны большие параболические антенны спутниковой связи.  Останавливаюсь, достаю телефон, чтобы позвонить Егору, но рука застывает в воздухе — телефон показывает, что связи нет. Ничего не понимаю — я же специально смотрел на сайте мобильного оператора зону приема. Как такое может быть? Неужели я стал настолько рассеян? Хорошо, что взяли с собой телефон другого оператора. Звоню Егору, но в ответ слышу, что абонент вне зоны доступа.

В голове крутятся разные версии развития событий, а машина медленно катится по центральной улице Енисейска. Снова пошел дождь. Нужно где-то остановиться и обдумать ситуацию. Доезжаю до второго светофора, сворачиваю вправо и останавливаюсь на свободном месте, прямо около входа в здание. Табличка у двери гласит, что это здание городской администрации.

Паники не было, скорее недоумение. Решаю ехать к парому и искать его там. К сожалению, у меня была очень скудная информация. Известно было только то, что нужно искать ГАЗель. Ну и была надежда, что на моей машине заметят номера другого региона, и как-то подадут знак. Въезжая в город, мы видели указательную табличку возле поворота на паром. Но у места остановки парома ГАЗелей не было. У ожидающих  водителей узнаю, что в Енисейске существует несколько паромов. Нужно съездить к остальным и посмотреть там.

Основной паром идет на Еркалово, он отходит на другом конце города. Снова проезжаю по центральной улице. Внезапно раздается звонок, звонит Егор. Договариваемся о встрече за светофором. Через 10 минут подъезжает синяя ГАЗель, сигналит. Я трогаюсь и следую за ней.

Машина едет, петляя по лабиринту улиц частного сектора. Останавливаемся возле одного из домов. Выходим из машин, здороваемся, знакомимся, обсуждаем произошедшее событие и дальнейшие планы.  Выясняется, что гроза привела к сбою в работе двух операторов — ЕТК и Билайн. Да уж, такого подвоха от связи, в момент моего приезда я не ожидал... Хорошо, что все наладилось.

Под дождем расстилаю пленку, выгружаю вещи из машины, затем переношу их в ГАЗель. В голове полный сумбур, стараюсь не забыть необходимое и оставить лишнее. Наконец, все перегружено, теперь нужно отогнать машину на стоянку на две недели. Первоначальный вариант стоянки во дворе частного дома отклонен, в связи с текущим строительством, но есть вариант с ангаром на Металлобазе. Ко мне в машину садится провожатый, и под его руководством мы подъезжаем к месту стоянки. Место крайне мрачное. В ангаре двое бичей ремонтируют КАМАЗ. После звонка хозяину, мне открыли ворота, и я оставил машину у дальней стенки пустого отсека ангара. Назад вернулся пешком, пытаясь запомнить названия улиц. К концу поездки я все их забыл, но, к счастью, вспоминать мне не понадобилось.

Пока я возвращаюсь к ГАЗели, воображение рисует картины, как сливают из баков моей машины бензин, скручивают запчасти и прочее... но разум говорит, что надо верить людям. Череда событий последних часов внесла в голову полный хаос. Я уже слабо понимаю, что мне нужно делать, но от меня теперь мало что зависит —  механизм уже запущен, и события развиваются сами по себе.

Мы переправились на 17-часовом пароме в Еркалово. Отсюда до Северо-Енисейского идет щебеночная дорога. Движение по ней интенсивное, много грузового транспорта. Несмотря на это, в одном месте дорогу перед машиной перебежал медведь. Он появился в 150 м впереди нас. Мы замедлили движение, чтобы посмотреть оставленные им следы на дороге. Это событие взволновало нас. Если на оживленной дороге попадаются медведи, то что творится в глуши?

В поселке Брянка дорога переходит на другой берег реки Большой Пит. В поселке есть АЗС и кафе. В нем мы остановились поужинать перед длительной дорогой. Начало смеркаться и, проезжая по мосту через Большой Пит, удалось разглядеть только контуры реки. Климат здесь, похоже, горный, поскольку с закатом стало сильно холодать, пришлось надевать теплую одежду.

17 августа (по воде пройдено 74 км, ходовое время 14 ч 20 мин)


Дорога по водораздельному хребту между Большим Питом и Вельмо заняла всю ночь. Заснуть в летящей по гребенке ГАЗели было невозможно. В свете фар на дорогу выскакивали зайцы и долго бежали перед машиной.

Перед Северо-Енисейским появились участки разбитого асфальта. Во втором часу ночи прибыли в Северо-Енисейский. На заправке залили в пластиковые канистры 100 литров бензина для лодки. В городе стоял туман. Егор заскочил домой, взял с собой немного еды, поскольку от Северо-Енисейского до Вельмо — еще 80 км. После этого состоялась краткая экскурсия по ночному поселку. Мы осмотрели центральную площадь и памятник старателю — Грише, как его здесь называют.

От Северо-Енисейского до Вельмо дорога не разбита грузовиками и, местами, даже стала зарастать травой. Прошедшие недавно дожди не сумели погасить все очаги лесных пожаров. Периодически, машина въезжала на задымленные участки горящего леса. Мы ехали в плотном дыму, а в 1,5 м от машины, на обочине, горела трава. Видимость на таких участках была не более 3 м.


В четвертом часу ночи машина остановилась у воды. Я надел теплую куртку, взял навигатор и вышел в темноту на берег. Место старта, известное среди местных, как Угольный склад, представляло собой спускающийся к воде участок берега без кустов шириной порядка 6 м. Свет фар тонул в 3 метрах от машины в поднимавшемся от воды тумане.

Прежде чем выгружать вещи из машины, я решил убедиться, что нас доставили на Вельмо, а не куда-то еще. Долго не мог включить замерзшими руками навигатор, потом долго не мог запустить на нем нужную программу. Несмотря на то что мы надели куртки, от холода трясло все тело. Наконец, навигатор заработал и показал, что мы находились на правильной точке старта. 

Точка старта.  

Вещи разгружали при свете налобных фонариков. Темнота стояла непроглядная, и хотя от машины до кучи с вещами было несколько шагов, двигаться приходилось по наитию. Разгрузка вещей принесла облегчение, т.к. я попутно согрелся. Егор после бессонной ночи лег спать в машине, а мы начали готовить лодку к спуску. О том, чтобы остановиться и поспать, не было речи. Мы были перевозбуждены, а берег был крайне неудобен для отдыха.

К 6 часам стало светать. Сквозь туман стали видны очертания окружающих нас кустов. Другой берег реки не различался. Лодка уже была накачана, спущена на воду и загружена снаряжением. Лодочный мотор был заведен и прогрет. Эхолот работал и показывал температуру воды в 13С, что было значительно выше температуры воздуха. Замерзшие руки я отогревал, опуская их в воду. Закончив сборы и предстартовые проверки, я разбудил Егора, отдал ему остатки оплаты за доставку. Мы попрощались и, несмотря на стоявший туман, двинулись в неизвестность.

Эта неизвестность и есть самый интригующий элемент любого путешествия. В обычной жизни, мы привыкли заниматься распределением своего времени. Некоторые щепетильные люди могут даже сказать вам, что они будут делать через неделю и месяц. Это вселяет в нас иллюзорную уверенность в будущем. Но при этом, любое нарушение планов выбивает нас из колеи. Мы боимся случайных событий и теряемся, когда они происходят.

Путешествие же является средоточием случайных событий, которые мы обычно стараемся предугадать заранее и проработать все варианты действий. Подобное прогнозирование, чаще всего оказывается бесполезным, поскольку оперирует с фантазиями, а
не с фактами. Бесперспективность таких попыток заглядывать в будущее для меня очевидна, но в тот момент я не мог заставить себя сконцентрироваться на настоящем. Воображение придумывало картины: одна мрачнее другой. 



Я придерживался середины реки, ориентируясь по спутниковым снимкам местности на навигаторе. Берегов нам  было не видно. Глубина под лодкой составляла около 70-80 см, и я двигался по эхолоту, выбирая наиболее глубокие места. Иногда фарватер приближался к берегу, и тогда можно было разглядеть на берегу очертания кустов. 

Утренний туман 

В таком режиме мы плыли около двух часов. Постепенно появился легкий ветерок, и туман стал редеть. Теперь он был уже не сплошным, а висел отдельными завесами.

Примерно в этот момент пришло понимание, что запланированный мной график движения мало подходит для Вельмо. Я надеялся проходить в глиссирующем режиме по 80 км  в сутки, затрачивая на переход не более 4 часов в день. Но о каком глиссировании могла идти речь, при глубинах на перекатах по 20 см? Двигаться приходилось  на самой малой скорости, тщательно вглядываясь в эхолот и дно. Иногда под лодкой попадались камни, и я несколько раз ударился мотором. В таких условиях спешка не уместна. Придется увеличить время, затрачиваемое на дневной переход.

Первоочередной задачей было найти место для отдыха после бессонной ночи. Тогда я еще не предполагал, какая это проблема... Первое место присмотрели в устье впадающей речки Чапы. Пройти по ней под мотором у нас не получилось, хотя на полном ходу мимо нас вверх по течению пронеслись старообрядцы на длинной деревянной лодке.

Я установил захваченную с собой защиту винта, после чего мы предприняли еще одну попытку подняться вверх по речке. Продвинулись на 100 м, дальше мощности мотора не хватало, чтобы справиться со скоростью течения на перекате. Лодку сносило вниз. Мы затащили ее за первый поворот, но там оказалось заболочено. Вернулись назад в устье. Пошли по берегу, выискивая удобное для стоянки место. Обнаружили множество медвежьих следов на прибрежной гальке. Такие ночные гости нам не желательны! Это и определило наше решение плыть дальше.

В течение последующих нескольких часов нам на глаза не попалось ни одного подходящего для стоянки места. Либо берег имел сильный уклон, либо был заросшим, либо к нему нельзя было причалить из-за крупных камней, либо он был на ветреном месте.

Вторую попытку обосноваться, мы предприняли на относительно ровном, поросшем мелкой травкой плато, защищенном от ветра высокими деревьями. Но едва мы зашли на траву, как нас атаковали мошки. В попытках спастись от них мы поставили антимоскитный шатер. Но он действовал ровно наоборот —  мошки в него налетали, а вылететь не могли. Они оседали ковром на крыше внутри шатра. Если на небольшой травке столько мошек, то что же творится в лесу?

Отфильтровав и вскипятив воду, заварили чай в термосе. На большее нас не хватило, мошки допекли окончательно. Попив чай, собрали шатер и двинулись дальше. 

Река Вельмо 

Мы двигались вниз по течению, высматривая перекаты, угадывая среди осередков фарватер, садясь на мели и протаскивая через них лодку. Мотор часто приходилось поднимать, оберегая от ударов камней и врезания в дно. Иногда попадались плесы с глубинами до 2 м, и можно было аккуратно глиссировать, при этом тщательно следя за показаниями эхолота. Как только замечалась тенденция к снижению глубины, скорость плавно сбрасывалась. Оказалось, можно двигаться на скорости до глубин 0,8-1 м, в этом случае после сброса газа, лодка успевала замедлиться до глубины 60 см, и потом можно было успеть, при необходимости, приподнять мотор. Постепенно эти действия отработались до автоматизма, и мы перестали волноваться при приближении перекатов и мелей. Иногда фарватер угадывали неправильно, в этом случае приходилось бурлаками вытаскивать лодку на основную струю.

Порой на нашем пути попадались стайки гагар. При приближении лодки птицы не взлетали, а убегали, хлопая крыльями по поверхности воды. Когда они ныряли,  предугадать, где они появятся, было невозможно. Один раз я специально остановился, чтобы дождаться их выныривания. Но спустя пять минут они так и не появились, и я продолжил движение.



Несколько раз начинался дождь, затем подул порывами встречный ветер. Нас обогнали две лодки старообрядцев. Узкие, деревянные лодки легко шли против высокой волны, даже при небольших глубинах. Сквозь пелену дождя и брызг нам было видно, как возле очередного поворота русла реки люди выпрыгнули из лодок и стали вести их руками, потом скрылись за поворотом. Добравшись до этого места, нам также пришлось проводить лодку руками, поскольку там оказалась закрытая шивера. На дне лежали большие камни, на несколько сантиметров не доходившие до поверхности воды. Сплавом лодка просто садилась на них и застревала. Приходилось, борясь с течением, аккуратно проводить ее между камнями.

Спустя полчаса дождь закончился, а ветер стал стихать. Через открывшуюся у горизонта, свободную от облаков полосу на небе, стало проглядывать заходящее солнце.

Впереди появился относительно ровный остров, и мы причалили к нему. Там росли кусты высотой с человеческий рост, но у берега можно было поставить палатку. Двигаться дальше не имело смысла, мы и так не спали уже вторые стуки. Едва успели набрать на берегу крупные камни для крепления палатки, как солнце скрылось, и стало быстро темнеть. Вскипятив воду, приготовили ужин. Только сейчас пришло осознание, что мы не ели уже более двенадцати часов.


Перед поездкой я купил петарды, надеясь использовать их для отпугивания зверей. Мы решили проверить их и отметить завершение первого дня. Они оказались бракованными. Из пяти штук загорелась только одна, и та не стрельнула.


18 августа (пройдено 60,8 км, ходовое время 8 ч 38 мин)

Ночью спали, как убитые. Даже рычащий над ухом медведь не смог бы нарушить наш сон. С утра был традиционный для этих мест холод и туман. Пока фильтровалась вода, я решил расчехлить удочку. На рыбу я особо не рассчитывал, но для очистки совести надо несколько раз закинуть снасть,чтобы не было обидно, что вез ее впустую. К моему изумлению через несколько забросов на блесну зацепился ленок!

Долго крутить катушку не получалось, руки сильно замерзали. Я передал снасть Виталии, предварительно объяснив, как ей пользоваться, а сам пошел готовить завтрак. Вскоре Виталия вытащила из воды хариуса!  

Первый Хариус 

Воодушевленный удачей, спустя некоторое время, я снова взял удочку и, через несколько забросов вытащил еще одну рыбу... Таким образом, с перерывами на приготовление завтрака мы наловили себе несколько рыбок. Рыба была пересыпана солью и сложена в полиэтиленовый пакет до вечера.

Перед отплытием я достал напильник и обточил переднюю кромку лопастей винта. За предыдущий день удары камешков сильно повредили его и загнули некоторые лопасти.

Второй день прошел в таком же режиме, что и предыдущий. Снова поиски места для стоянки, снова перекаты, мели и камни. Снова дожди...

Мель посреди реки  

Берега реки изменились. Теперь она текла среди высоких холмов, которые обрывались ярко красными каменными стенами в реку. Немного увеличилась глубина на плесах.

Днем, когда стихал ветер, несколько раз мы останавливались покидать удочку. В результате были пойманы еще несколько рыбок. Но надолго останавливаться  не получалось, поскольку налетали надоедливые мошки.

За очередным поворотом реки мы увидели стоявшую на берегу лодку старообрядцев. Два человека, неподалеку от нее спиннингами забрасывали блесны в бурлящий поток на перекате. На противоположной стороне реки ходили три небольшие собаки. Когда наша лодка приблизилась к перекату, собаки прыгнули в воду и поплыли в нашу сторону. Они достигли середины реки уже за нашей кормой.



Во второй половине дня ветер задул порывами, и пришлось двигаться медленно, по высокой волне. На ночевку встали на галечной отмели. Дрова можно было набрать, перейдя неглубокий залив и поднявшись на яр. В лесу напротив нашей стоянки слышался звук, напоминающий шум водопада. Это было удивительно, поскольку никакого впадающего ручейка видно не было. Мы закоптили пойманную за день рыбу. Ближе к закату мимо нас вверх поднялась лодка старообрядцев. Мы приветственно помахали друг-другу.


19 августа (пройдено 59,6 км, ходовое время 7 ч 54 мин)

Ночью я почувствовал запах дыма. Утром, расстегнув палатку, я почувствовал как в лицо ударило влажным туманом, смешанным с дымом. Теперь мы сообразили, что за шум “водопада” слышался вечером в лесу. Это был шум пожара! Просто дым сносило в другую сторону, поэтому мы его не видели. С утра было немного теплее, чем в предыдущее утро. Пока готовили завтрак, я поймал пару рыбок. Необходимо было выбираться из этого места, поскольку от дыма стала болеть голова...

В этот день нас ожидал сюрприз в виде порога. Сюрприз появился неожиданно, как и полагается. Вначале мы услышали шум воды, потом увидели волны. Течение ускорялось с каждой секундой, но я успел причалить к берегу за 50 м до порога.

Осмотр с берега показал, что несмотря на высокие волны и большую скорость течения, дно не просматривается, и камней на струе не видно.

Аккуратно, с опаской, на малом ходу, мы проскочили порог. Эхолот показал на пороге глубину в 1,2 м. Уже после окончания похода, просматривая карты, я обнаружил, что этот порог на них обозначен, как шивера “Русалка”.



Второе запоминающееся событие этого дня случилось в более спокойной обстановке. В очередной раз заплыв в архипелаг осередков, мы заблудились среди них и выбрали неверное направление. В итоге, нам почти час пришлось сплавляться без мотора по мели с глубинами 10-20 см. Благо, в конце пути пришлось тащить лодку по мели глубиной в 5 см всего около 20 м.

Весь день искали место для стоянки. Хотели остановиться на большом острове, но там было очень ветрено. Сразу за островом начинался перекат с глубинами по 20 см, и река сворачивала вправо. За поворотом ветер немного утих и, вскоре, начался дождик.

В этот день, мы снова не нашли удачного места для ночлега. Пришлось довольствоваться тем, что попалось. Надо отметить, что все дни пока плыли по Вельмо, нам встречались на берегах покосы травы. В это раз мы остановились возле стогов сена на траве. На берегу виднелись собачьи следы.

Вечером попытались безуспешно рыбачить. Как выяснится в последующие дни путешествия, дальше рыбы уже практически не будет. Одиночные хариусы не в счет.

Мы развели костер и закоптили пойманную утром рыбу. Снова отметили окончание дня петардами. Ночью нас накрыл туман, смешанный с дымом.

20 августа (пройдено 67,5 км, ходовое время 6 ч 45 мин)


Чем ближе мы продвигались к устью, тем больше встречалось следов лесных пожаров на берегах. Местами лес продолжал гореть почти у самой воды.

Лесной пожар 

Наша лодка постепенно приближалась к поселку старообрядцев – Бурному. В нем я планировал пополнить запасы топлива, т.к. к этому моменту были истрачены две канистры.

Перед последним поворотом на Бурный начался перекат глубиной 30 см. В русле реки то слева, то справа, виднелись буруны от лежащих под водой крупных камней. Несколько  из них нам 
не удалось избежать, мы ударились редуктором мотора, точнее защитой.  

Я причалил лодку в 20 м от устья впадающей речушки. Вылез из лодки и подошел к трем бородатым парням, стоящим  на берегу возле мотоцикла. Они сообщили мне, что заправщик живет в красном доме и сейчас он должен быть на месте.

Взяв канистру, я пошел за бензином. Найти дом не составило труда. Во дворе играли несколько ребятишек. Они и позвали отца. Вначале меня рассчитали. Стоимость 92 бензина была 37,5 р за литр. После мы пошли к заправочным колонкам нефтебазы, которая находилась на краю поселка, недалеко от дизель-генераторной станции. По дороге была возможность осмотреть поселок. Кроме генераторной станции в поселке имелась церковь, школа, библиотека, несколько детских игровых площадок. Мы поговорили о реке, о пожарах. Бензин оказался ужасного качества,  но, к счастью, мотор его переварил. Магазин был закрыт, искать продавцов я не стал.

Заправщик рассказал, что в этом году рыбы в реке очень мало. Спросил меня, удалось ли мне что-нибудь поймать выше по течению. Я поинтересовался, как им удается ходить на лодках по такому мелководью с шиверами. Он ответил, что сейчас еще можно, а вот когда вода была мутная, они намучились — много редукторов было разбито в этом году.

Перед самым устьем Вельмо находился крупный остров, который мы обходили по правой протоке, т.к. в левой из воды торчали крупные камни. Возле устья в русле виднелись несколько осередков, между ними не всегда удавалось с первого раза угадать фарватер. Приходилось возвращаться назад и выбирать другую протоку. Глубина в самом устье Вельмо составляла 70 см. И вот, наконец, последняя коса, и мы выплываем в Подкаменную Тунгуску!

Да… здесь был другой масштаб, другие глубины и другие берега. Из уютных почти домашних объятий Вельмо мы попали на пустую арену. Укрыться негде, с берегов за нами наблюдали, словно зрители, громадные валуны и деревья.

Первые километры по Тунгуске нас радовало солнышко, видимо что-бы мы немного адаптировались после Вельмо перед предстоящим испытанием. Тренировочным моментом был первый перекат. Я старался идти по судовому ходу, который на Подкаменной Тунгуске был обозначен створами и перевальными знаками по берегам. Когда, руководствуясь знаками навигационной обстановки, я оказался на перекате с глубиной в 60 см, во мне закралось недоверие к навигационным знакам. Сверившись с лоцией, я обнаружил, что глубина в данном месте фарватера должна быть на 4 м выше! Да уж, такой подножки от Тунгуски я не ожидал. Придется снова плыть с опаской, поглядывая на эхолот. 

Подкаменная тунгуска   

Мы плыли в ожидании Вельминских порогов. Я знал, что через пороги на Подкаменной Тунгуске в период навигации проходят даже крупные суда, поэтому сильно не беспокоился. И вот впереди показался верхний слив. На вид ничего тревожного, стоит волна высотой около 20 см, но для нашей лодки это не страшно. Встаю в створ, и мы начинаем аккуратно двигаться. Лодку потряхивает на волне, глубины снижаются, вот уже 2,5 м, 2 м, 1 м... Забавно, что дальше? Глубина 1,5 м, внизу камни, лодку раскачивает все сильнее, течение ускоряется, слежу за глубинами... снова  1м, 70 см, 40 см,  раздается удар редуктором мотора об камень, еще, затем удар послабее. Быстро поднимаю мотор. Под лодкой в течение нескольких секунд, мелькая как кадры кинопленки, проносятся камни. Пронесло... Верхний слив порога достаточно длинный, проходим его несколько минут. Постепенно скорость течения слабеет, глубина растет. 



Дальше идет длинный плес, впереди появляется средний слив порога. Тут все нормально, глубоко, просто сужение русла, небольшая волна, проходим без проблем. Впереди снова длинный плес. Расслабляемся, осматриваем окрестности.

Наконец, подходим к нижнему сливу. Тут что-то посерьезней. Стоят валы высотой под полтора метра с расстоянием между валами 4-6 метров. Успеваю заметить на эхолоте, что глубина 5 метров. Ладно, заходим в порог. Нееет... мы на такое не согласны, куда это нас разворачивает? Лодку наклоняет вперед и вбок, она встает под углом почти 45 градусов и, скатываясь с гребня, врезается в передний вал, нас окатывает водой. Мы не успеваем испугаться, как уже врезаемся в следующий вал. Лодку снова наклоняет, я сжимаю леер, чтобы не выпасть. Развернуть лодку быстро не удается, корма приподнята над волной, винт крутится в воздухе. Еще одна порция воды... Нужно быть порасторопней! Нам удается увернуться и отвести лодку на более спокойный участок. Еще с десяток обходных маневров, из которых несколько неудачных, и мы выходим. Со стороны Тунгуски это была уже не подножка, а удар под дых! Я не планировал категорийный сплав. Какие еще испытания ждут нас впереди?

Пора искать место для стоянки, но берега не дают не единого шанса. Они усыпаны крупными, бесформенными камнями. Согласно карте, впереди должны впадать несколько речушек – вся надежда найти галечную косу в месте их впадения. Внезапно замечаем на берегу оленя! Владелец роскошных рогов смотрит на нас равнодушно. Подплываем ближе, он разворачивается и неспешным шагом скрывается за деревьями.



Первая речушка имела хорошую косу, но на берегу стояла лодка, и возле нее человек. Чуть поодаль бегала собака. Нет, такие соседи нам не к чему.

Следующая речка – Мойгунгна. Её обмелевшее устье представляет собой каменное поле. До ровной травы не меньше 50 м. Но мы не можем оставлять лодку на таком расстоянии от лагеря и таскать вещи по камням тоже. Недалеко от впадения реки играет хариус. Но ловить рыбу мы можем себе позволить, когда будет найдено место для ночлега. Проходим еще один поворот. Слева видим неплохую высыпку из мелкой гальки. Причаливаем, осматриваемся, обходим с другой стороны. Ура! Есть небольшой пятачок для палатки и удобный подход для лодки. Перегоняем лодку туда и выгружаем вещи. Мошка жалит нещадно, но вариантов у нас все равно нет. Беру пилу и иду в устье ручья за дровами.  

Когда начало смеркаться, и температура воздуха стала падать, мошка ослабила свои атаки. Обычно я снимал мотор, и мы вынимали лодку из воды полностью. Это оправдано, в случае ночной волны, чтобы лодку не било об дно. В эту ночь я решил не разбирать лодку полностью, просто затащить ее повыше, т.к. погода была тихой. 

На стоянке 

Немного покидали удочки. У Виталии поймался один хариус, но он сорвался на берегу и ушел. Больше поклевок не было.

21 августа (пройдено 101,2 км, ходовое время 10 ч 14 мин)

Всю ночь шел моросящий дождь, дно в в палатке намокло и все вещи, лежавшие на нем тоже. К утру дождь закончился, подул легкий ветерок. Мы развесили на спинках кресел вещи для просушки. Но едва сели завтракать, как снова закапало. В спешке мы схватили вещи, собрали их в одном месте и накрыли тентом. Палатку собрать не успели, и она намокла окончательно. Из-под тента вещи вынимались поодиночке, упаковывались и раскладывались по своим местам в лодке.

Наконец, все разложено, и мы отходим. Двигаться в моросящий дождик неприятно, но вполне реально. Обидно, что видимость ограничена, и нормальных фотографий в этот день сделать не получилось.

Обходим остров Кукуй по левой протоке, двигаясь к устью реки Юдоломо – одному  из крупных притоков Тунгуски. Торопиться нам некуда, мы надеемся половить в ее устье рыбу. Глубина перед островом составляет 40 см, из воды торчат камни. Двигаться приходится в мелководном режиме, высматривая и обходя крупные подводные преграды. Несмотря на прозрачную воду и небольшую глубину, равномерная засветка пасмурного неба создает многочисленные блики на поверхности воды и усложняет навигацию.  

Причаливаем к устью Юдоломо, берем удочки. Пешком двигаюсь по устью реки. Глубина около 30 см, я прошел почти все устье до конца. Никаких следов рыбы, только трава... В сотне метров выше устья шумит вода, видимо, там порог. Двадцать минут осмотра реки, и плывем дальше.

Доплыли до Кузьмовки. Я поднялся в поселок, чтобы зайти в магазин – первый раз за неделю. Пока ожидал продавщицу, за мной увязалась корова. Она постоянно следовала за мной. Стоило мне остановиться, как тут-же останавливалась и она. Корова преследовала меня достаточно долго, пришлось отгонять ее несколько раз. Наконец, появилась продавщица, и я укрылся от надоедливой коровы в магазине.

Хлеба в магазине не было. Как выяснилось дальше, почти до самого Енисейска купить его невозможно. Там где он появляется, его разбирают в первые минуты. В некоторых поселках принято покупать хлеб по предварительной записи. В Кузьмовке я купил пакет вафель, газовый баллон, йогурт и спиртное.

За Кочумдеком начиналась граница заповедника, а остановки на его территории без разрешений запрещены. В территорию заповедника входит весь правый берег на протяжении почти 60 км и часть левого берега в районе кордона на реке Столбовая.

Я остановился в устье речки Эгстакан, чтобы перелить бензин из канистры в бак. Устье маленькое, фактически это ручеек глубиной 10 см и шириной 2 м.

Двигаясь дальше по реке, на одном из перекатов удалось поймать пару хариусов. Это была первая и последняя наша добыча на Подкаменной Тунгуске.

Вскоре произошли кардинальные изменения погодных условий — к непрекращающемуся моросящему дождю добавился плотный туман. Туман, как и дождь, сопровождал нас на всем протяжении дня. Плотность его была такова, что находясь на середине реки, мы не видели ни одного берега. Похоже, после вельминского порога, Тунгуска решила скрыть за туманом свои берега. К непрекращающемуся моросящему дождю каждые 20-30 минут добавлялся проливной дождь. Несмотря на одетый дождевик и прорезиненный плащ, на нас промокла вся одежда, включая нижнее белье. Весь день вода просачивалась по капиллярам волокон ткани и стекала в сапоги. При этом, температура воздуха была не выше 5С. Ситуация становилась критической, поскольку мы замерзали... Руки и ноги замерзли уже давно, и на них мы не обращали внимание.Теперь же холод добрался и до тела. Нужно было что-то предпринять для просушки одежды. Мы метались от левого берега к правому, выискивая место для остановки. Из за ограниченной видимости, приходилось подходить к берегу на 20-30 м, чтобы разглядеть контуры береговой линии. Но подходящих мест не было.

Несколько раз мы причаливали и обходили места возможных стоянок. Во время одной из таких остановок я увидел в тумане лебедей, двигающихся белыми пятнами среди тумана.

В такой неприятной обстановке нас встретил Кордон заповедника на реке Столбовой. Сначала я хотел зайти на него и попросить приюта на время. Начал двигаться в его сторону, но подход к берегу был затруднен. На расстоянии 50 м от причала, редуктор мотора начал скрести по дну. Нужно было либо кружить, выискивая подход к берегу, либо вылезать из лодки и вручную подводить ее. И то, и другое означало потерю времени, поэтому я отказался от этой затеи и пошел дальше по реке.

Временами туман редел, и можно было разглядеть аншлаги заповедника на берегу. За Кордоном судовой ход шел вдоль левого берега, вскоре я разглядел удачное место для остановки — в устье одной речки. Но радость оказалась кратковременной, поскольку там же обнаружился аншлаг, запрещающий нахождение в данном месте. Пришлось двигаться дальше.

Наконец, мы дошли до южной границы заповедника, проходящей по устью речки Гурьевская. На наше счастье здесь была ровная галечная отмель, на которой даже можно было найти немного плавника для костра. Мы решили, что дальше сегодня не пойдем, поскольку уже начинало смеркаться.

Под непрекращающийся дождь, мы поставили шатер. В нем натянули веревку, на которой развесили мокрые вещи и, подключив бензиновый баллон, я зажег горелку для прогрева. Использовать газ в закрытом пространстве невозможно, при горении выделялись удушливые соединения. Пока Виталия разбирала и сушила  вещи, я снаружи пытался безуспешно разжечь костер из мокрых дров. Но даже уже достаточно сильный костер, все равно погасал под дождем. Я бросил это занятие, занявшись установкой палатки.

Стемнело... температура упала еще ниже, а дождь так и не прекратился. Но нам он был уже не так страшен, т.к. в шатре было тепло, мы отогрелись и даже подсушили  некоторые вещи. Вскоре горелка забилась продуктами горения бензина и зачихала. Погасив ее, мы пошли спать в  сырую палатку. Это, безусловно, был один из самых ужасных дней за все наше путешествие.

22 августа (пройдено 87,7 км, ходовое время 8 ч 59 мин)

Как прошла ночь – неизвестно, поскольку спали крепко. Утром кратковременно показалось солнышко, и температура воздуха поднялась до 7С. Я даже опасливо предположил, что Тунгуска решила показать нам Щеки. Солнца хватило лишь на подготовку к завтраку, затем небо снова затянули серые тучи.

Во время утренних сборов обнаружилось, что во вчерашней суматохе мы наступили и сломали одну удочку, а также прожгли в днище палатки дырку, пытаясь ее просушить. 

Сушим вещи  

Перед отходом от берега, к месту нашей стоянки подошел плот с туристами из Перми. На плоту стоял маломощный мотор, и к нему была привязана ПВХ лодка. Туристов было около 8 человек. Из разговора выяснилось, что их забросили на Тею, и они тоже плыли по Вельмо.  К настоящему моменту шла уже вторая неделя их сплава. Вчера они останавливались на Кордоне и видели нас на реке. Хорошо, подумал я, что решил не заходить на Кордон — там и без нас было много народу. Зачем злоупотреблять гостеприимством хозяев?

Вскоре погода испортилась. Сегодня вместо тумана и моросящего дождика пришло испытание встречным ветром и проливным дождем. На ветру руки замерзали мгновенно. В Новосибирске погода с подобными температурами и дождями характерна для середины октября!

Перед самыми Щеками начался длинный многоступенчатый перекат, приходилось лавировать между мелями, выискивая фарватер. И вот впереди показался первый поворот Щек. Только усилием воли мы заставили себя достать неразгибающимися руками камеру и немного поснимать. После прохождения Щек мы замерзли полностью. Двигаться приходилось очень медленно, поскольку стояла высокая волна. Психическое состояние колебалось от паники до полного безразличия. Я был в полном отчаянии от ситуации!  Мы прошли одно из самых красивых мест на реке впустую, ни осматривать, ни фиксировать у нас не было ни желания, ни сил. Хотелось только убежать побыстрее и спрятаться в теплом, спокойном месте. Но сложившиеся обстоятельства не давали нам ни какого выбора. Не было смысла останавливаться, т.к. поставить палатку и согреться было невозможно, поскольку ветер почти сбивал с ног. Не было сил двигаться, поскольку от холода тело онемело, пальцы рук не разгибались, ноги окаменели. Мы двигались просто по инерции. В таком состоянии мы причалили за Щеками к песчаной косе, хлебнули коньячку и немного походили по берегу, чтобы размять застывшие ноги. Бродя по берегу, под проливным дождем, в траве я наткнулся на рыбацкую лодку, а у воды обнаружил растянутые сети. Поодаль стояла небольшая синяя одноместная палатка.

Немного передохнув и обретя возможность мыслить здраво, мы продолжили борьбу со стихией. Наше терпение было вознаграждено. Возле острова Черный ветер затих, и дождь прекратился. Впереди показались домики поселка Суломай. Причалив к берегу, я побеседовал с заезжими рыбаками. Их привезли на вертолете половить рыбы, но, к сожалению, за несколько прошедших дней они ничего не наловили. Сам поселок находился  далеко от берега. Мне пришлось идти около 15 минут до магазина, поднимаясь в гору.  

От Суломая мы отходили в спешке, поскольку приближалась дождевая туча, а нам не хотелось под нее попадать. На реке начались протяженные участки мелей, идти приходилось медленно. За очередным поворотом русла, снова задул сильный встречный ветер, который поднял высокую волну. Чтобы как-то ускориться, я старался держаться ближе к берегу, там волна была ниже. Встречный ветер сопровождал нас до самого заката, после чего внезапно утих.

Пейзажи за Щеками сильно изменились. Тунгуска превратилась в скучную, широкую, равнинную реку, и я потерял к ней интерес. Подобные пейзажи можно встретить на Оби в Новосибирской области. Хотелось побыстрее пройти оставшийся участок до поселка Бор. По пути мы осматривали крупные притоки. Они все превратились в ручейки, которые можно было перейти пешком. Например, в устье Большой Лебяжей глубина составляла около 30 см. 

На ночевку остановились возле ручья на галечной отмели и закоптили хариусов, которые были выловлены пару дней назад. Последний раз в этой поездке поставили шатер. В нем было тепло сидеть, даже после заката, когда температура воздуха упала до 4С.


23 августа (пройдено 47,4 км, ходовое время 4 ч 17 мин)

Ночью стояла тихая погода. Утром у Виталии обнаружилась проблема — опухло и сильно болело колено. Видимо, сказалось переохлаждение предыдущих дней. Она с трудом ходила и не могла сгибать ногу. С этого дня и до конца путешествия мне пришлось  в одиночку заниматься постановкой и сбором лагеря.

Последняя стоянка на Подкаменной тунгуске  

Неспешно собравшись, мы двинулись к устью Подкаменной Тунгуски. Но она не хотела нас отпускать. Словно сговорившись, за каждым поворотом русла, нас неизменно преследовали встречный ветер и волна. В районе острова Земляной река сильно обмелела, и образовался целый архипелаг осередков. На некоторых из них лежали буи, когда-то обозначавшие границу судового хода. Сейчас здесь был перекат с глубинами в 50 см.



Добравшись до устья Подкаменной Тунгуски, мы остановились на правом берегу. Я перелил топливо в бак, поскольку нужно было подготовиться к переходу Енисея.
Здесь появилась сотовая связь, и мы сделали несколько звонков друзьям и родственникам. Было понятно, что самая интересная часть нашего путешествия окончена, а впереди нас ждет рутинный переход в 500 км от поселка Бор до Енисейска. Мы прощались с негостеприимной Подкаменной Тунгуской.

На Енисее стояла высокая волна, и на его пересечение нам понадобилось полчаса. Температура воды в районе поселка Бор была 13,5С. Мы подошли к лодочной станции, расположенной под высоченным яром. 

Вид на Енисей и устье Подкаменной тунгуски 

Поселок Бор в наших планах стоял как место заправки бензином перед дальним переходом до Енисейска. К этому моменту у меня освободилось три двадцатилитровых канистры. К сожалению, выяснилось, что поймать заправщицу можно только в будние дни с 8 до 10 часов утра. Это несколько путало наши планы, поскольку означало, что вставать на ночевку придется в поселке, а с утра идти на заправку.

Первоначально палатку решили ставить на берегу, недалеко от лодки. Нашли более-менее ровный участок и начали расставлять палатку. В этот момент внезапно поднялся ветер, который перешел в бурю и посыпался град. Поднявшаяся волна оторвала лодку от берега и потащила. Я бросился к ней, схватил за швартовый и обмотал его за первый попавшийся на берегу крупный камень. В этот момент я услышал крики Виталии, которая пыталась удержать сдуваемую палатку. Я бросился к ней на помощь. Даже вдвоем было сложно удерживать палатку! Нужно было что-то предпринимать, и тут я увидел что швартовый развязался, и лодку снова уносит от берега. Перехватив лодку в нескольких метрах от берега, я снова затащил ее, насколько смог на склон. Но волны, постоянно раскачивая лодку, постепенно спускали ее в воду. Все это время Виталия молила о помощи. Я снова подбежал к ней, сложил дуги палатки на землю и попросил ее встать ногами на палатку. Опять бросаюсь к лодке, затаскиваю ее на склон. По дороге прихватываю пару среднего размера камней и накладываю их на сложенную на земле палатку. Делаю последний рывок к лодке, по пути подбираю большой камень и использую его для швартовки.

Буря стихла через 15 минут. Во время этой суматохи мы потеряли собаку. Оказалось, что от страха пес запрыгнул в лодку и забился между вещами под сиденьем. С трудом его удалось оттуда вытащить, слишком сильно он испугался.

Стало ясно, что такой погоды ночью на берегу мы не переживем. После долгих раздумий, было принято решение разгрузить лодку, затащить ее повыше на берег и оставить под охраной на лодочной станции, а палатку поставить высоко на яру под прикрытием деревьев. Для этого необходимо было поднимать вещи по крутой деревянной лестнице на высоту девятиэтажного дома. Этим мы и занимались несколько оставшихся часов, перед закатом.

Палатку поставили недалеко от лестницы, возле тропинки. Как выяснилось позже, эта тропинка активно используется жителями как дорожка для прогулок. Мимо нас проходили гуляющие с собаками люди. Если судить по тем, кто в это время выгуливал собак, самая популярные в Бору породы – рыжая такса и лайка.



Вечером с высокого яра мы смотрели на Енисей. Внизу проплывали крупные грузовые суда, к дебаркадеру подходили ярко освященные пассажирские суда. К лодочной станции подъезжали машины, и рыбаки, перегрузив вещи на лодки, отплывали в ночь на рыбалку.  


24 августа (пройдено 110,6 км, ходовое время 7 ч 34 мин)

Ночь прошла неспокойно из-за шума. В поселке всю ночь лаяли собаки, и наш пес пытался им вторить. Утром он разбудил нас своим лаем, поскольку какой-то “спортсмен” пробегал мимо палатки со своей собакой.

В назначенное время, взяв три канистры, я направился в указанном мне сторожем лодочной станции направлении искать заправку. Немного поблудив среди строений промышленного назначения, по пути опросив нескольких местных жителей, я, наконец, до нее добрался.

Бензин тут отпускают в основном под запись, без денег, местным грузовикам. Передо мной заправляли какую-то иномарку. После того как мне залили бензин и рассчитали, закралось подозрение что сумма подозрительно низкая. Оказалось, что я купил 80-ый бензин. Но я ведь заливал из одного пистолета с иномаркой! Видимо водитель иномарки не особо разборчив в выборе топлива. Как объяснила мне заправщица, все стараются использовать низкооктановый бензин, а колонка для 92-го бензина находиться в отдельном контейнере. Ситуация сложилась дурацкая. Теперь мне нужно было кому-то продать залитые в канистры 60 литров 80-го бензина и купить 92-го. Операцию удалось осуществить благодаря КРАЗу, приехавшему на заправку. Переливать бензин из канистр в бак КРАЗа было очень неудобно, мешал нависавший над баком кузов. Наконец, 92 бензин куплен. Канистры мне любезно помог подбросить на берег водитель другого грузовика. Можно собираться и двигаться дальше. 

Лодочная станция в поселке Бор 

До этого момента я плыл с установленной защитой винта, которую, на скорую руку, сделал перед самым отъездом. Она мне очень пригодилась, бесчисленное множество раз принимая на себя удары камней. Теперь ее можно было снять.

Ветер, который не отпускал нас с Подкаменной Тунгуски, теперь дул нам в корму, ускоряя наше возвращение. Погода стояла солнечная. Прошли Щеки, которые после Тунгуски не впечатляли. Впечатлила только глубина — 45 м. Незаметно проскочили Осиновские пороги. 

В районе Енисейских щек  




На Вороговских островах остановились залить в бак бензин (бака хватало примерно на 50-60 км хода). Это низкие заболоченные острова, поросшие в основном кустами, набитыми кровососами. Место отталкивающее, но наверняка рыбное. Во время остановки поговорили с неудачливыми рыбаками.

В Ворогово мы пытались купить рыбы, но оказалось ее никто не продает. Все ловят только для себя. Доплыли до Зотино, но в поселок не заходили, встали на ночевку напротив, на острове Еловый. У него не заболоченный галечный берег, и можно найти плавник для костра. Мошки на острове было очень много, она заедала невыносимо, но как мы и предполагали, после захода солнца похолодало, и она пропала. Недалеко от острова пара рыбаков ставили сети. Они подплыли к нам, и я обратился к ним с просьбой продать рыбы. С ними был  молодой кабель белой лайки, который стал играть с нашим злобным Каспером, замучив его окончательно.

Фото с Зотинскими рыбаками  

Рыбаки  посетовали на очень плохие уловы, однако через час вернулись и принесли в лукошке несколько окуньков и ельцов. Денег за рыбу не взяли. Рыбу я тут же разделал и засолил для копчения. Этим же вечером мы ее закоптили и поели.

25 августа (пройдено 108,7 км, ходовое время 7 ч 23 мин)

События этого и всех последующих дней не запомнились чем-либо интересным. Поэтому я освещу их кратко.

На завтрак доели остатки вчерашней рыбы. Перед выходом на воду я решил побороть свою лень и поставить, наконец, винт с большим шагом, чтобы ускорить движение. Было забавно обнаружить, что взятый для этих целей ключ не подходит к гайке вала. Я не проверил его перед отъездом, положившись на глазомер. В итоге взял ключ меньше на один размер! Интересно, а если бы я повредил винт в критическом месте? Непростительная халатность с моей стороны.

В Ярцево я купил для подстраховки канистру бензина по цене 35 р за литр. Как позже оказалось, это было сделано не зря. Без нее мне не хватило бы добраться до Енисейска 4 л топлива.

Весь день светило солнце. У нас обгорели лица и руки, солнцезащитный крем приходилось обновлять несколько раз. На ночевку остановились возле какого-то ручейка. На закате я покидал удочку и поймал одного хариуса.

26 августа (пройдено 132,2 км, ходовое время 8 ч 1 мин)


Пойманный вечером хариус был приготовлен на завтрак и съеден.

Незаметно пролетали километры. В Назимово мы остановились, чтобы сходить в магазин. Хлеб в магазинах все еще не купить. Были приобретены сыр, яблоки, йогурт и пиво.

Место предпоследней стоянки на Енисее  

Снова весь день светило солнце. Ночевали недалеко от какого-то поселка. Возле стоянки на берегу были видны лошадиные следы.

27 августа (пройдено 86,8 км, ходовое время 5 ч 31 мин)

В этот день было пасмурно. Периодически шел дождик. Температура воды в Енисее поднялась до 15С.

Зашли в устье реки Большой Пит. Глубина в устье около 80 см. Надели теплые куртки, перекусили йогуртом.

Ночевали в 30 км от Енисейска на выпуклом мысу, где росло много дикого лука. Я знал, что на противоположном берегу две с лишним недели назад состоялся спуск на воду автомобилей новосибирского клуба ОРМ для путешествия до Плато Путорано. Судя по количеству мусора, выбранное нами место — очень популярное. Проплывавший мимо нашей стоянки турист на гребной лодке остановился, рассказал о себе, о маршруте. Сказал, что путешествует группой, что его товарищи плывут за ним и скоро появятся. Я подарил ему лоцию Енисея и пачку хлебцов. Интересно, что его товарищей мы не видели ни в этот день, ни на следующий.

28 августа (по воде пройдено 36,4 км, ходовое время 2 ч 2 мин)

Ночью шел дождь. Утром снова было пасмурно, но безветренно. К обеду мы дошли до Енисейска и причалили за Хлебопекарней. Судя по состоянию берега, тут разгружают уголь.

Я позвонил хозяину ангара на Металлобазе, сообщив ему, что готов рассчитаться и забрать машину. Он пообещал подъехать через часок к нам. Выгрузив из лодки вещи, мы затащили ее на берег и помыли с моющим средством. За время путешествия на дне лодки заметно прибавилось царапин.

Енисейск. Окончание водной части путешествия  

Приехал хозяин ангара, отвез меня к машине. За стоянку было заплачено из расчета 100 р в сутки. Я забрал машину и вернулся к лодке.

В Енисейске  мы заскочили в несколько магазинов где, наконец-то, первый раз за две недели купили хлеба. Также пообедали в кафе “Оазис” на выезде из города. Обед вышел по 500 руб. на двоих.

В течение дня нас преследовали дожди. Ночевали в том же месте, где останавливались на пути в Енисейск в начале нашего путешествия.

29 августа

Утром выехали в сторону Красноярска. По дороге заехали на одну из заправок, где столкнулись с Егором, который забрасывал нас на Вельмо! Оказывается, он ездил в Красноярск за товаром и сейчас возвращался домой. И надо же такому случиться, что спустя две недели мы оказались в одно время, на одной заправке, каждый в тысячи километров от своего дома! Вот такая мистическая встреча...

Дальнейшая поездка до Новосибирска прошла обыденно. В Ачинске остановились и пообедали в том же кафе. На подъезде к Кемерово, насобирали немного грибов. В Журавлево поужинали. В Новосибирск прибыли в 10 вечера, и попали в пробку на Восходе перед Коммунальным мостом. Перед самым мостом вырулили и поехали на левый берег через Димитровский мост. В полночь добрались до дома.


Заключение

Поездка дала большой опыт плавания по рекам разных типов. Оглядываясь назад, я поражаюсь собственной наивности и ожиданиям. Хорошо, что опыт предыдущих путешествий помог мне удачно спланировать маршрут, быстро сориентироваться в ситуации на месте и изменить тактику прохождения.

Маршрут прошли в режиме “галопом по Европам”. За две недели у нас не было ни одной дневки и более того не было одной ночевки. Это было обусловлено как сжатыми сроками, так и сложившимися в поездке обстоятельствами. Уровень воды в реках был крайне низким. Это отразилось на графике прохождения маршрута.

После путешествия я осознал, что для продолжительного сплава по рекам размерами с Подкаменную Тунгуску и более, на плавсредствах с веслами или маломощными моторами, нужно обладать просто фантастическим терпением. Невыносимо неделями, изо дня в день наблюдать слабо меняющийся пейзаж.

За время поездки поломок техники не произошло. Лодка ни разу за две недели не подкачивалась. Из снаряжения сломалась одна удочка, и треснуло стекло на фонарике.

В путешествии была опробована работа “защиты винта”.  Собственно винт она защищает слабо — это, скорее, защита редуктора от ударов о крупные камни. При вращении винт засасывает воду с такой силой, что на мелководье отрывает от дна даже гальку размером с куриное яйцо и она, ударяясь о лопасти винта, стачивает у них переднюю кромку и загибает их. Настоящая защита винта должна предотвращать попадание на винт твердых частиц с размерами более 1 см.

Основная проблема на маршруте состояла в поиске удачного места для стоянки. Ни одно из использованных нами мест не располагало к остановке дольше, чем на одну ночевку. И это было при малой воде, когда были обнажены многие косы. Полагаю, в большую воду эта проблема стоит еще острее.

Как ни удивительно, на Подкаменной Тунгуске очень сложно с дровами. Плавник крупный и находится высоко на склоне. К нему не всегда можно добраться через заросли, и он влажный, поскольку лежит в высокой траве. На Енисее ситуация получше.

При планировании подобного путешествия нужно учитывать, что в поселковых магазинах, расположенных по маршруту, невозможно купить хлеб.

Встреченные на нашем пути старообрядцы довольно равнодушно относятся к путешественникам. Никто не будет встречать вас и оказывать особые почести. Скорее всего, если вы к ним не обратитесь, они просто пройдут мимо вас по своим делам.

Несколько дней нашего путешествия погода была дождливой и ветреной. Специфика путешествия такова, что не было возможности скрыться от непогоды. Мы не могли, как во время автомобильного путешествия, отсидеться в машине, мы не могли, как во время пешего похода выбрать хорошо защищенное от ветра место, и оставить лодку далеко от лагеря. Подобные ограничения жестко диктуют выбор одежды для такого мероприятия. Одежда, безусловно, должна быть непромокаемой и непродуваемой абсолютно: плотно застегивающийся костюм из прорезиненой или ПВХ ткани, с рукавами и капюшоном.  Ни софтшелл с пропиткой, ни мембрана, ни тем более плащевая ткань тут не поможет.

Очень сильно во время путешествия пострадала кожа рук. Уже на второй день она загрубела, и на ней появились незаживающие кровавые трещины. Крем для рук был очень востребован!

На удачную рыбалку мы особенно не рассчитывали, но тем не менее, несколько первых дней путешествия, мы без особых проблем ловили рыбу.

Расходы на путешествие.

Затраты на топливо на автомобиль: 8400 руб

Затраты на топливо на лодку: 6800 руб

Затраты на заброску: 8000 руб

Затраты на питание в кафе и покупки в магазинах: ~5000 руб

Итого: 28200 руб


Фотографии с поездки можно найти также по ссылкам:

Вельмо


Подкаменная тунгуска



Видео с поездки:

Видео YouTube



Написано 10 сентября 2012 г.
Редакция от 19 апреля 2017 г.